Халида Ивановна Иванова окончила Новосибирское театральное училище. С 1973 года служит в Новосибирском театре «Старый дом». Сыграла более 100 ролей русского и зарубежного классического и современного репертуара, стала Заслуженной артисткой РСФСР, а затем – Народной артисткой России. Но сначала она попробовала себя на мехмате и заводе…

«Я поступила на мехмат в университет. Просто потому, что туда поступали ребята из  нашего класса и мальчишка, который мне немножко нравился. И пошла с ними поступать. Они не поступили, я поступила. (смеется) Но мне было там ужасно скучно, и люди мне были как-то неинтересны. Я этот университет бросила. Полгода работала на заводе. Через две недели там я уже перевыполняла норму.

Когда пришло лето, я решила поступать в НЭТИ, потому что там учился почти весь наш класс. Я пришла на непрофилирующую химию. Химию я знала на четыре точно. Взяла билет, подумала: ну все, поступила. Тут же решила задачу. И тут ко мне подошла женщина – маленькая, серенькая, некрасивая, волосы  засаленные. А я была в очень красивой юбочке в складочку, у сестры взяла блузку из толстого кружева, вся кудрявая, черненькая, хорошенькая. И я увидела в ее глазах, что она меня просто ненавидит. Она меня не знает, мы не знакомы, но она меня просто ненавидит, и ничего с этим сделать невозможно. Я показала ей задачи. «Мне не нужны ваши задачи». Затем начала спрашивать у меня все определения. Чего-то дословно воспроизвести я не смогла, объясняла только суть того или иного термина. И на моих изумленных глазах она ставит огромную двойку. Я знаю химию, решаю любые задачки…  Выхожу с двойкой и говорю себе: ладно, пойду в театральный.

Пришла в театральный. Курс набирал человек, у которого я в свое время вела передачу на радио. Потому что в детстве я много где выступала, участвовала, и меня пригласили. Года два я вела передачу на радио. У меня была творческая жизнь. Моя сестра училась в театральном институте, и когда она поступала, я на велосипеде привозила ей пироги. В общем, многие меня там знали. Когда я пришла, уже прошли все наборы. Мне сказали: «Послезавтра будет дополнительный набор для мальчиков. Приходи». Пришла. Проза у меня была, но я давно не занималась. Выучила басню. «Стихи у тебя есть? «Мцыри» учила?» – «Бой с Барсом»… в школе.» – «Заходи».

В этот день никого из мальчиков не взяли, взяли меня. Есть судьба или ее нет? Она есть, и приходит к тебе в таком виде. Вот так…»