Ламин Владимир Александрович — активный деятель науки,  с 1998 года директор Института истории СО РАН, активный деятель, член-корреспондент РАН (2000 г.), доктор исторических наук (1987 г.), зам. председателя Объединенного ученого совета по гуманитарным наукам СО РАН (2001 г.), член Президиума (2001 г.), председатель Научного совета по музеям, председатель Научно-издательского совета СО РАН, председатель редакционного совета журнала «Гуманитарные науки в Сибири». Почетный профессор Семипалатинского государственного университета (Казахстан, 2001 г.)
Лауреат премии им. В.А. Коптюга НАН Беларуси и СО РАН (2003 г.).
Награжден медалью ордена «За заслуги перед Отечеством» II степени (1999 г.).
Заслуженный деятель науки Республики Бурятия (2006 г.), Республики Тыва (2007 г.).

А вот если сюда немножко вернуться… Какие в войну были условия жизни?

        В войну жили шикарно! (смеется) Вообще, войну я здесь захватил только последний год (в Новосибирске), 44-й – 45-й, и, наверное, до конца моей жизни не хватит времени, если буду рассказывать подробно! (смеется) Я могу рассказать про жизнь в деревне. В этой деревне жил мой дед Михаил Силантьевич. Он участник Первой мировой войны, но особая его гордость его состояла в том, что он в один день, в один год родился с Иосифом Виссарионовичем Сталиным! (21.12.1879г.) Это была его коронка!

Ну, вот как мы жили. К нам пароход приходил. С утра наберешь ягод. Первыми созревали крапива и щавель. А потом и ягоды созревали. И вот с этими ягодами к пароходу. Но там копейки, конечно! Но эти копейки тогда для нас стоили больше, чем любые тысячи… И вот это было деловое занятие. Но пароход я действительно любил, поэтому ходил туда, когда даже ягод не было, хотя идти до него было километров 5 по бору. Пароход приходил где-то раз в неделю. Потом созревали грибы, появлялась молодая картошка. Ну и коровенка была. На огороде в основном выращивали огурцы, подсолнухи и картошку. А еще была такая обязаловка: вечером, когда тетка доит, то надо было на молоканку тащить сдавать это молоко, это был налог. Ну…вот, Катюш, представляешь, занятий было полно. И, наверное, природа все-таки реагирует на несчастья народа, потому что лес был полон ягод, грибов. Когда пришел после Сталинграда муж сестры отца, раненый, но мог добыть пищи и т.д. Он заядлый был охотник, рыбак. А кругом ведь только женщины. И когда появился дядя Павлик, стали ездить на острова, а тогда они были большие, там полно смородины, ежевики, облепихи; его назначили бригадиром рыболовной бригады. А рыбой распоряжались так: когда две большие лодки приходили, то на берегу тут же засаливали рыбу и отправляли   по деревням. Этот дядя Павлик, добрая душа, а на берегу собирались в основном дети, обычно украдкой разную рыбную мелюзгу дядя Павлик раздавал.    И так постоянно было, и это считалось нормальным, но его заложили, будто он вредитель, раздает… Однажды ночью тетка взвыла, как на похоронах: дядю Павлика забрали. Вся деревня через несколько дней пошла пешком в Ордынск освобождать дядю Павлика. Освободили. Не сразу, но доказали, что никакой кражи не было.  Ну, вот так жили.